Лекарственно-устойчивый туберкулез (ЛУ-ТБ) представляет собой глобальную угрозу общественному здоровью и является одним из основных факторов развития устойчивости к противомикробным препаратам (УПП), при этом ЛУ-ТБ составляет третью часть всех случаев инфекций с УПП. Люди, затронутые лекарственно-устойчивым туберкулезом, вынуждены нести значительные экономические и социальные издержки, что влияет на их доступ к качественной помощи. Это приводит к большому числу недиагностированных случаев и людей, выпадающих из-под наблюдения, что является серьезной проблемой с точки зрения общественного здравоохранения в мире. Следует отметить, что Европейский регион Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) имеет самый высокий процент ЛУ-ТБ среди новых и повторных случаев туберкулеза. На 18 приоритетных стран Восточной Европы и Центральной Азии приходится 85% случаев туберкулеза и более 90% случаев ЛУ-ТБ, зарегистрированных в регионе. 

ВОЗ в своих рекомендациях по лечению лекарственно-устойчивого туберкулеза подчеркивает необходимость применения полностью пероральных схем лечения, рекомендуя не использовать одни инъекционные препараты и рекомендуя по возможности отказаться от применения других из-за их низкой безопасности и эффективности. Хотя все больше внимания уделяется оказанию помощи, ориентированной на потребности людей, систематических попыток качественного документирования отношения пациентов к инъекционным препаратам не предпринималось. Первые препараты для лечения лекарственно-устойчивого туберкулеза были открыты в 1944 году. Эти препараты требуют внутривенного или внутримышечного введения, так как они плохо всасываются в желудочно-кишечном тракте и поэтому неэффективны при пероральном приеме. 

Инъекционные противотуберкулезные препараты обладают ототоксичностью (вызывают проблемы со слухом или равновесием), разрушая волосковые клетки внутреннего уха, что в большинстве случаев приводит к непоправимой потере слуха, поскольку такие клетки не восстанавливаются. Хотя аминогликозиды и полипептиды имеют короткий период полураспада, они накапливаются в жидкости внутреннего уха и могут продолжать разрушать волосковые клетки даже через год после прекращения применения препаратов. Аминогликозидные и полипептидные антибиотики имеют также много других серьезных побочных эффектов, включая повреждение почек, желудочно-кишечные и психические расстройства, при этом инъекции, которые раньше рекомендовалось проводить в течение нескольких месяцев, являются болезненными. Ототоксичность называют одним из наиболее серьезных побочных эффектов такого лечения. Она часто сопровождается значительной стигматизацией и дискриминацией со стороны членов семьи, поставщиков услуг здравоохранения и других людей, что приводит к социальной изоляции и бедности. 

В своих отзывах люди, пережившие туберкулез, говорят о том, что они решительно призывают избегать инъекционного лечения из-за побочных эффектов, а также обеспечить оперативное внедрение обновленных руководств ВОЗ и предоставление качественной помощи и поддержки как в связи с туберкулезом, так и в связи с возможной инвалидностью. Следует также отметить, что среди отзывов отсутствуют истории детей с МЛУ-ТБ, что является серьезным ограничением в контексте представления голосов всех людей, переживших ТБ, особенно наиболее уязвимых из них. Особые потребности детей, болеющих туберкулезом, отмечены в рекомендациях ВОЗ 2019 года, в которых, среди прочего, озвучивается призыв избегать применения любых инъекционных препаратов для лечения детей и подчеркивается необходимость обеспечения доступа к аудиометрическому тестированию, когда такие препараты используются в качестве крайней меры.

Обновления, внесенные в рекомендации ВОЗ по лечению ЛУ-ТБ в 2019 году – это важный шаг в предотвращении вреда, причиняемого инъекционными антибиотиками. Однако, несмотря на кампании активистов, призывающих положить конец рутинному применению инъекционных препаратов, и совместное заявление Генерального директора ВОЗ и Рабочей группы гражданского общества по туберкулезу с призывом перейти на полностью пероральные схемы лечения, приуроченное ко Всемирному дню борьбы с туберкулезом 2020 года, многие страны до сих пор не приняли и не внедрили пересмотренные рекомендации. В своих отзывах люди рассказывали о том, что в реальности многие из них получали услуги диагностики, лечения и ухода, которые не соответствовали рекомендациям, действовавшим на момент их лечения. Многое и до сих пор осталось неизменным, и пациенты с туберкулезом продолжают получать не соответствующие рекомендациям инъекционные препараты, хотя прошло уже 2 года с того момента, как в 2018 году в оперативном информационном сообщении ВОЗ впервые были даны рекомендации отдавать предпочтение пероральным препаратам в связи с вопросами безопасности. Хотя эти отзывы были собраны еще тогда, когда еще не были опубликованы глобальные рекомендации по применению полностью пероральных схем лечения для всех людей, тем не менее даже тогда для пациентов, испытывающих побочные эффекты, такие как потеря слуха, от инъекционных препаратов, рекомендовалось применять альтернативные схемы лечения. Тем не менее, во многих случаях люди, столкнувшиеся с туберкулезом и обращавшиеся за лечением, были поставлены перед неоправданным выбором: «Глухота или смерть?» 

Следует также отметить, что значительная часть людей, затронутых туберкулезом – представители уязвимых и социально незащищенных групп, таких как заключенные и бывшие заключенные, рабочие-мигранты, а также лица, злоупотребляющие алкоголем и другими психоактивными веществами. Как пишет Милдред: «Тем, у кого есть полномочия продвигать изменения в лечении туберкулеза: не будьте как мой слуховой аппарат. Не просто усиливайте голоса. Пожалуйста, проясните ситуацию». Этот призыв не должен быть проигнорирован, особенно сейчас.

Ликвидация туберкулеза – это гонка на время, если мы хотим достичь ЦУР к 2030 году. Мы обращаемся к заинтересованным сторонам в сфере туберкулеза, включая доноров, национальных политиков, врачей и представителей гражданского общества, с просьбой обеспечить полное внедрение новых рекомендаций и продолжать продвигать дальнейшие улучшения во всех национальных политиках в сфере здравоохранения. В более широком смысле, по мере того как рекомендации руководящих органов по борьбе с туберкулезом продолжают развиваться с течением времени, личные истории людей служат напоминанием о том, почему все процессы принятия решений в отношении лечения и ухода во всем мире должны базироваться на принципах согласия, доступа и автономии. 

Пациентам редко предоставляется значимый выбор в процессе принятия решений в отношении их лечения, что приводит к сокращению приверженности лечению, а также к неуважению достоинства пациентов.

С полным текстом публикации можно ознакомиться по ссылке

Share this post

TB and mental health