Тюремные условия могут активизировать распространение заболевания из-за скученности, плохой вентиляции, неполноценного питания и отсутствия медицинской помощи. Заражение туберкулезом не входит в приговор заключенного, поэтому улучшение мер по контролю ТБ в тюрьмах идет на благо всему обществу.

Игорь Ткач исчисляет свою связь с тюрьмой и ТБ не годами, а десятилетиями. За двадцать лет он слишком хорошо узнал и то, и другое.

В свои 43 года, Игорь наконец-то ощутил себя свободным от ярма, преследовавшего его всю первую половину его жизни. Когда Игорю было восемнадцать, он первый раз попал в тюрьму на два года по обвинению в разбое. После выхода на свободу Игорь заболел – появился сильный кашель, температура, и ему поставили диагноз ТБ. Он был госпитализирован в туберкулезную больницу в Бельцах на 10 месяцев и затем регулярно проходил обследования, чтобы убедиться, что излечился.

Через несколько лет Игорь опять попал в тюрьму, на этот раз – на восемь лет. Игорь вспоминает ужасные условия содержания: тесный и сырой подвал, переполненный заключенными. Через три года после освобождения у него опять появился сильный кашель, температура и кровохарканье. С 2004 по 2006 год, Игорь почти все время находился в туберкулезной больнице в Бельцах. В 2007 г. тест на лекарственную чувствительность обнаружил у него устойчивость к двум из противотуберкулезных препаратов, которые он принимал. Игорь узнал о новой программе ДОТС-плюс, предлагаемой лишь нескольким пациентам в Молдове, и настоял на своем зачислении в нее, так как считал, что это его единственный шанс победить ТБ.

Проходя лечение от МЛУ-ТБ, Игорь стал участником проекта Speranta Terrei по реинтеграции бывших заключенных с ТБ. Он находил других бывших заключенных и убеждал их проходить психологическое консультирование и тренинг по рабочей специальности. Это придавало им силы завершить лечение, освоить профессию,  чтобы заработать себе на жизнь и опять стать членом общества.

“Пока не было этого проекта, нас сторонились, и люди не хотели с нами общаться. Впервые в жизни бывшие заключенные с ТБ почувствовали, что в них кто-то верит, и что они важны.”

Лечение МЛУ-ТБ у Игоря было успешным, и сейчас он защищает интересы других пациентов. В тюрьму он возвращаться не намерен.

 “Когда человек узнает, что у него ТБ, у него появляется страх. Пациенту необходимо получать больше информации и разъяснений о болезни, и о последствиях приема противотуберкулезных препаратов.”

Игорь считает, что он отстоял свое право на доступ к надлежащему лечению от лекарственно-устойчивого возбудителя ТБ потому, что делал это гласно. Но многие пациенты не знают ни своих прав, ни того, какое лечение им положено. Игорь видит, как многие люди с ТБ бросают лечение, если нелюбезный медработник не имеет времени для ответов на их вопросы, или заставляет их просиживать в коридоре. В планах Игоря и Доры – включить в деятельность Speranta Terrei пропаганду Хартии пациентов по лечению ТБдля того, чтобы медицинские работники и пациенты знали о своих правах и обязанностях по лечению ТБ.