Автор: Рэйчел Хор, специалист по ТБ, организация «RESULTS UK» (Великобритания)

«Я знаю его давно. В 9 лет он был свидетелем того, как его отец избивал его мать до смерти. После этого он рылся в мусорных баках в поисках еды, в то время как его отец напивался. Он начал употреблять инъекционные наркотики в 12 лет. Он чувствовал, что улицы были добрее к нему, чем его собственная семья, так что с тех пор он там и живет.»

Изображение: санитарный автофургон ARAS.

Изображение: санитарный автофургон ARAS.

Эту историю о 19-летнем юноше, нам рассказал Дан Попеску, руководитель группы поддержки в Румынской ассоциации против СПИДа (ARAS), в ходе своего перемещения на протяжении всей ночи из одной точки в другую в Бухаресте, подобно слаженному механизму. Автофургон предоставляет презервативы, базовую медицинскую помощь, вакцины, обмен игл и тестирование на ВИЧ и гепатит. Это спасательный трос для наиболее уязвимых групп населения Бухареста: бездомных, потребителей наркотиков и работников секс-индустрии. Юноша жил на улице, рядом с центральным железнодорожным вокзалом города, в канализационной сети, которая когда-то служила приютом для сотни людей. Служба профилактики и снижения вреда, проводимая ARAS, заполняет жизненно важный пробел в национальных ответных мерах на ВИЧ. Это было особенно очевидно в ту дождливую ночь, когда при приближении фургона, его уже дожидались собравшиеся. ARAS была основана в 1992 году группой молодых волонтеров с миссией информирования и просвещения людей о ВИЧ и средствах профилактики. Она также направлена на продвижение интересов и поддержку людей, затронутых ВИЧ, включая защиту их прав и оказание помощи.

Однако финансирование будущей работы ARAS висит на волоске. Румыния осталась без финансирования Глобального фонда для ВИЧ в 2010 году, а число новых случаев ВИЧ-инфекции, связанных с употреблением инъекционных наркотиков, выросло с 3% в 2010 году до примерно 30% в 2012 и 2013 годах. Этот резкий рост во многом связан с отсутствием средств для целевых профилактических мероприятий. Как видно на диаграмме ниже, число людей, живущих с ВИЧ, в целом растет в Румынии — последние цифры показывают, что по состоянию на 30 июня 2018 года было зарегистрировано 15 212 случаев ВИЧ/СПИДа, но число новых случаев сокращается. Работа ARAS по-прежнему финансируется Глобальным фондом через грант по туберкулезу (ТБ), но это финансирование подходит к концу в Румынии.

Untitled1

Диаграмма: оценочное число людей, живущих с ВИЧ, в Румынии.
Источник: ЮНЭЙДС.

В отличие от ситуации с ВИЧ, переход от финансирования Глобальным фондом борьбы с туберкулезом в ближайшие пару лет был ожидаемым, были выявлены риски и выработаны мероприятия по смягчению последствий с участием широкого круга заинтересованных сторон — от правительства до гражданского общества. Таким образом, организации гражданского общества чувствуют себя более уверенными в том, что услуги, подобные тем, которые предоставляются ARAS, будут продолжаться.

Проблемы, с которыми сталкивается Румыния в борьбе с ВИЧ, отражены в западной и центральной Европе, где поздняя диагностика ВИЧ остается проблемой в целом; у почти половины впервые диагностированных лиц в Европейском союзе и Европейской экономической зоне в 2016 году число CD4-клеток (T-клетки-хелпер) было ниже 350 клеток на мм3 (здоровый диапазон 500-1 500: когда количество CD4 падает ниже 200, у человека диагностируется СПИД). Стигма и дискриминация в медицинских учреждениях, особенно в отношении работников секс-индустрии, гомосексуалистов и других мужчин, практикующих секс с мужчинами, а также людей, употребляющих инъекционные наркотики, сохраняются в западной и центральной Европе и играют определенную роль в предотвращении доступа этих людей к услугам по профилактике, тестированию и лечению ВИЧ.


flag_yellow_low

Данный блог является результатом деятельности, финансируемой в рамках операционного гранта Программы здравоохранения Европейского Союза (2014-2020).

Содержание данного блога представляет взгляды исключительно автора, и автор несёт за него полную ответственность; блог никоим образом не может отражать взгляды Европейской комиссии и/или Исполнительного агентства по вопросам потребителей, здоровья и продуктов питания или любого другого органа Европейского Союза. Европейская комиссия и Агентство не несут ответственности за возможное использование информации, содержащейся в нём.